Пробиотики в комплексной профилактике респираторных инфекций

А.В.Горелов, А.А.Плоскирева, А.В.Бондарева, Е.В.Каннер
Центральный НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, Москва, Российская Федерация

Острые респираторные заболевания занимают ведущее место в структуре общей заболеваемости населения в боль­ шинстве стран мира, при этом основным поражаемым контингентом являются дети. Поэтому расширение арсенала эффективных средств для лечения с высоким профилем безопасности в педиатрической практике является актуаль­ ной проблемой. В последние годы получены данные об эффективности использования пробиотиков в профилактике и лечении ОРЗ. В статье приведены патофизиологические и клинические аспекты применения пробиотиков с про­ филактической целью при ОРЗ.

Ключевые слова: дети, лечение, острые респираторные инфекции, пробиотики, профилактика

Probiotics in complex prevention of respiratory infections

A.V.Gorelov, A.A.Ploskireva, A.V.Bondareva, E.V.Kanner
Central Research Institute of Epidemiology, Federal Supervision Service for Consumer Rights Protection and People’s Welfare, Moscow, Russian Federation;

A leading role in the structure of total morbidity of the population in most countries of the world belongs to acute respiratory diseases, and children are the most affected cohort. Therefore, the broadening of the assortment of effective ways for treatment with a high safety profile is a topical problem in the paediatric practice. In the past years, evidence have been obtained about the effectiveness of using probiotics for prevention and treatment of ARD. The article discusses the pathophysiological and clinical aspects of using probiotics for preventive purposes in ARD.

Key words: children, treatment, acute respiratory infections, probiotics, prevention

По данным Роспотребнадзора, на долю острых респира­ торных  инфекций  из  всех  случаев  инфекционных заболеваний приходится около 90%. Данные инфекции были диагностированы в 2013 г. у более 30 миллионов россиян, что составило 21 276,4 человек на 100 тыс. населения. При этом острые респираторные заболевания в более чем 70% случаев приходятся на детское население и являются самой частой причиной обращения к педиатру [1].

Так, взрослые болеют острыми респираторными заболе­ ваниями не менее 1 раза в год, а в среднем – по 2 раза, дети, особенно посещающие детские сады и школы, сталкивают­ ся с этой категорией инфекционных заболеваний от 2 до 12 раз в год, школьники болеют в среднем 3 раза в год [2].

Известно, что существует более 250 вирусов, способных вызвать острые респираторные заболевания. В педиатриче­ ской практике риновирусы являются наиболее частой при­ чиной инфекций верхних дыхательных путей и регистриру­ ются в 47,9% случаев заболевания. Среди других возбудите­ лей острых респираторных инфекций следует отметить ме­ тапневмовирус  (4,8%),  вирус  парагриппа  (7,7%)  и  респи­раторно­синцитиальный вирус (5,3%), бокавирус (15,8%) [3]. Респираторные вирусы могут выявляться и у клинически здоровых детей, что вносит свой вклад в поддержание высо­ кого уровня заболеваемости среди детей [4].

Сходство всех респираторных заболеваний, в особен­ ностях эпидемического процесса, заключается в том, что, с одной стороны, в сезон подъема заболеваемости здоро­ вый человек может с очень большой долей вероятности столкнуться с источником инфекции. Это и пациенты, счи­ тающие острые респираторные инфекции неопасными заболеваниями  и  предпочитающие  переносить  болезнь

«на ногах», заражая окружающих, в том числе и детей (доказано, что 1 человек, болеющий ОРВИ или гриппом, может заразить до 30 здоровых людей). С другой стороны, это носители вирусов, доля которых в педиатрической по­ пуляции достигает трети всех случаев.

В связи с этим особую актуальность приобретают сред­ ства и способы профилактики острых респираторных ин­ фекций, особенно у детей с отягощенным преморбидным фоном, часто болеющих и посещающих детские учрежде­ ния. Однако наличие большого числа видов возбудителей острых респираторных инфекций, частота сочетанного ин­ фицирования до одной трети всех заболевших, биологиче­ ские особенности респираторных вирусов (способность ви­ русов к мутации, выработка устойчивости к противовирус­ ным химиопрепаратам) существенно ограничивают арсенал профилактических  возможностей.

Основные направления профилактики респираторных инфекций можно разделить на две основные группы: специ­ фические и неспецифические.

К специфическим методам профилактики традиционно относят использование вакцин и сывороток, а также экс­ тренную, в случае контакта с больным, и текущую химиопро­ филактику противовирусными препаратами (римантадин, осельтамивир). Недостатком последнего метода является быстро развивающаяся резистентность к лекарственным средствам, в том числе и к ингибиторам нейраминидазы вируса, что в дальнейшем ограничивает терапевтические возможности [5].

Применительно к острым респираторным инфекциям наи­ более изучена и получила широкое применение вакцинопро­ филактика гриппа. Вакцинация против гриппа проводится ежегодно у детей старше 6 мес. Наиболее оправдано про­ ведение этого вида вакцинопрофилактики у детей с отяго­ щенным преморбидным фоном, посещающих детские учреждения. Для специфической профилактики бактериаль­ ных острых респираторных инфекций в педиатрической практике используется также вакцинация против инфекции Haemophilus influenzae типа b и пневмококковой инфекции, проведение которой возможно у лиц старше 2 мес. Однако, к сожалению, проведение вакцинации против конкретного возбудителя не влияет на возможность заболеть острой ре­ спираторной инфекцией другой этиологии.

Одним из методов специфической профилактики гриппа и острых респираторных инфекций, согласно международ­ ным и отечественным рекомендациям, является проведение химиопрофилактики. Для этих целей используют три труппы препаратов:

  • производные амантадина (римантадин);
  • ингибиторы нейраминидазы (занамивир и осельтами­ вир);
  • ингибитор фузии (умифеновир).

Однако использование противовирусных препаратов для профилактики острых респираторных инфекций и гриппа имеет существенное ограничение в применении. Это связа­ но, в первую очередь, с возрастанием резистентности виру­ сов к используемым препаратам [6].

Среди неспецифических методов профилактики респи­ раторных инфекций можно выделить  три основные под­ группы.

  1. Методы неспецифического воздействия на адаптаци­ онный потенциал организма  в  целом. К  данным  методам можно отнести различные методики закаливания, обеспече­ ние рационального режима дня, соблюдение принципов правильного питания и так называемые «народные» сред­ ства, включая мед, чеснок и т.п.
  2. Средства неспецифического воздействия на иммунную систему включают в себя несколько типов лекарственных средств и биологически активных добавок:
  • витамины и микроэлементы;
  • иммуномодуляторы и адаптогены;
  • пробиотики.
  1. Санитарно­гигиенические мероприятия, направленные на источник инфекции и разрыв путей передачи возбудите­ ля (изоляция болеющего человека, ношение масок, частое мытье рук, проветривание помещений и др.).

Одним из самых безопасных способов неспецифического воздействия на иммунную систему является использование пробиотиков.

Механизм иммунотропного воздействия и обеспечения эффективной противоинфекционной защиты микробиотой сформировался в процессе эволюции. Все поверхности ор­ ганизма человека, контактирующие с внешней средой (кож­ ные покровы, слизистая оболочка ЖКТ, дыхательные пути), выполняют защитную функцию – препятствуют проникнове­ нию во внутренние среды чужеродных микроорганизмов, при этом наличие микробиоценоза на данных поверхностях позволяет, с одной стороны, оказывать воздействие на им­ мунную систему человека, а с другой – препятствовать коло­ низации патогенными возбудителями. Формирование в он­ тогенезе микробиоценозов различных тканей организма человека определяет развитие не только местного, но и си­ стемного иммунитета, а также эффективность и адекват­ ность противоинфекционной защиты [7].

Роль микрофлоры в обеспечении колонизационной рези­ стентности и иммунотропного воздействия в ЖКТ изучена достаточно подробно: доказана продукция бактерицидных веществ, конкуренция c патогенными микроорганизмами за питательные субстраты, индукция синтеза иммуноглобули­ нов, в частности секреторного иммуноглобулина (Ig) A, лизо­ цима, интерферона, стимуляция фагоцитоза, регуляция не­ специфического и специфического клеточного и гумораль­ ного иммунитета, влияние на систему цитокинов, например, стимуляция выработки интерлейкина­10 (ИЛ­10), усиление секреции муцина и др. [8].

Влияние на иммунорегуляторные механизмы за предела­ ми пищеварительной системы, в частности в респираторном тракте, установлено не так давно. Полученные в последние годы экспериментальные и клинические данные свидетель­ ствуют о том, что совокупность микробиоценозов различных тканей организма человека является своеобразным экстра­ корпоральным органом, обеспечивающим защитный эф­ фект в отношении чужеродных микроорганизмов. Формиро­ вание дисбиотических нарушений на определенном участке слизистой неизбежно будет распространяться на другие от­ делы, нарушая функционирование системы иммунного го­ меостаза и повышая вероятность возникновения иммуно­ дезадаптационных состояний [9–11]. Это нашло подтверж­ дение в исследованиях препаратов, влияющих на состояние микробиоценозов различных биотопов организма человека как в профилактике, так и в лечении ОРЗ [12]. Так, в иссле­ довании De Vrese M. было проведено изучение эффектив­ ности и безопасности комплекса пробиотических бактерий (Lactobacillus gasseri PA 16/8, Bifidobacterium longum SP 07/3, bifidum MF 20/5) в терапии острых респираторных инфек­ ций. Авторы получили существенное снижение выражен­ ности основных симптомов, средней продолжительности заболевания, а также длительность лихорадочной реакции. Ведущим механизмом полученных эффектов явилась био­ ценозопосредованная активация клеточного иммунитета: повышение уровня цитотоксических  T­лимфоцитов  (CD8+) и T­хелперов (CD4+) [13].

В ходе другого исследования использование комплекса пробиотических штаммов (Lactobacillus GG, Streptococcus thermophilus, Lactobacillus acidophilus и Bifidobacterium) при­водило к снижению числа потенциально патогенных бакте­ рий (Staphylococcus aureus, Streptococcus pneumoniae и β­гемолитический стрептококк группы А) на слизистых обо­ лочках верхних дыхательных путей. При этом в исследова­ ниях было показано, что  пробиотические  микроорганизмы не обнаруживались в микрофлоре полости носа после их приема, что подтверждает иммунотропное влияние пробио­ тического комплекса, которое и обеспечило профилактиче­ ский эффект за счет повышения иммунного ответа организ­ ма при респираторной патологии [14].

Пробиотики при пероральном применении не вызывают отрицательных, потенциально вредных системных воспали­ тельных эффектов. Так, в исследованиии при пероральном введении комбинации пробиотиков Lactobacillus rhamnosus GR­1 и Lactobacillus fermentum RC­14 уровни сывороточного IgA и IgM не менялись в течение всего исследования и были также в пределах нормы для здоровых взрослых лиц, все титры антител (IgG, IgA и IgM) были сопоставимы с титрами контрольных лиц, не принимавших пробиотические лекар­ ственные средства, доказывая, что терапия пробиотиками не влияет на системные уровни антител у здоровых лиц. Аналогичные параметры были получены при оценке сыворо­ точных цитокинов: ИЛ­2, ИЛ­6 и интерферон­γ (ИФН­γ). Дан­ ное исследование убедительно показало, что прием пробио­ тиков не изменяет иммунные параметры у здоровых иммуно­ компетентных лиц, что свидетельствует о дифференцирован­ ном влиянии на иммунитет данной категории препаратов в зависимости от  состояния макроорганизма  и  подчеркивает высокий профиль безопасности применения пробиотиков [15].

Среди молекулярных механизмов, за счет которых про­ биотические штаммы бактерий оказывают влияние на про­ тивовирусный ответ, в последние годы доказана роль стиму­ ляции Toll­подобных рецепторов (TLR) и NOD­подобных ре­ цепторов. TLR­2 распознают липотейхоевые кислоты и липо­ протеины бактериальных клеточных стенок. TLR­4/MD­2 являются сенсорами липополисахаридов грамотрицатель­ ных бактерий, TLR­9 распознают неметилированные СpG­ последовательности бактериальной ДНК. Ректальное вве­ дение лигандов TLR мышам восстанавливало подавленный антибиотиками противовирусный иммунный ответ и устой­ чивость к интраназальному заражению вирусом гриппа А. Это подтверждает тот факт, что стимулирующие противо­ инфекционную защиту сигналы, полученные в нижних отде­ лах ЖКТ, передаются в слизистые других биотопов, в част­ ности в респираторный тракт. Роль NOD­подобных рецепто­ ров (NLR) и включающих их инфламмасом как сенсоров бактериальных компонентов заключается в активации про­ тивовирусного ответа. Продукты деградации клеточных стенок бактерий­комменсалов, в частности мурамилпепти­ ды, являясь лигандами этих рецепторов, существенно уси­ ливают противовирусную защиту организма, в частности от возбудителей гриппа [3].

Способность препаратов, влияющих на микробиоценоз кишечника, благоприятно влиять на неспецифическую имму­ нологическую резистентность организма человека и повы­ шать адаптационный потенциал, была показана в клиниче­ ском исследовании у детей, больных ОРЗ, а также в экспери­ менте с использованием биологической модели [16]. Данное исследование  показало  развитие  адаптационных  реакций при использовании пребиотика в комплексной терапии ослож­ ненных форм острых респираторных инфекций у детей, что обеспечило более быстрое выздоровление пацентов.

Надо отметить, что не все пробиотические штаммы оди­ наково эффективны в обеспечении достаточного по выра­ женности иммуномодулирующего действия. Это диктует не­ обходимость соблюдения ряда правил при выборе лекар­ ственного средства, используемого для профилактики острых респираторных инфекций.

  • Выбор препарата должен основываться на знаниях о клинических, в частности, иммуномодулирующих свойствах пробиотических штаммов, входящих в состав лекарственно­ го средства. При этом преимуществом обладают комбини­ рованные формы препаратов, для которых характерно ком­ плексное действие (таблица).
  • Наличие в составе не только современных пробиоти­ ков, но и микронутриентов, обеспечивающих эффективный иммунный ответ, а также факторов, потенцирующих рост микроорганизмов, повышает эффективность терапии.
  • Лекарственная форма пробиотического препарата должна гарантировать сохранение активности бактерий при контакте с агрессивными средами организма и обеспечи­ вать высокую биодоступность компонентов.

Одним из таких средств с доказанной клинической эф­ фективностью в профилактике острых респираторных ин­ фекций является синбиотическая биологически активная добавка «Флувир» (СГР № KZ.16.01.78.003.Е.003648.12.13 от 24.12.2013 г.). «Флувир» является противовирусным им­ мунокорректором, он  содержит  комплекс,  состоящий  из 5 штаммов пробиотических бактерий Lactobacillus plantarum (штаммы LP01 и LP02), Lactobacillus rhamnosus (штаммы LR04 и LR05), Bifidobacterium lactis (штамм BS01) и пребио­ тики (фруктоолигосахариды).

Пробиотические штаммы микроорганизмов, входящие в состав «Флувира», обладают выраженными иммуномодули­ рующими свойствами, проявляют высокую антагонисти­ ческую активность в отношении широкого спектра патоген­ ных и условно патогенных микроорганизмов (стафилокок­ ков, шигелл, ротавирусов, протея, энтеропатогенной кишеч­ ной палочки, некоторых дрожжеподобных грибов) и вирусов. Они потенцируют рост собственной микрофлоры кишечни­ ка, поддерживают и регулируют физиологическое равнове­ сие кишечной микрофлоры, способствуют нормализации микробиоценоза ЖКТ. Фруктоолигосахариды являются пи­ тательным субстратом для микрофлоры кишечника и тем самым потенцируют действие пробиотических штаммов препарата.

«Флувир» подтвердил свою высокую эффективность в клинических исследованиях.

Так, в исследовании, проведенном в Западноукраинском Центре клинической иммунологии и аллергологии в 2013 году, была проведена оценка влияния «Флувира» на регуля­ торные показатели иммунной системы часто болеющих детей младшего школьного возраста в период неустойчивой ремиссии респираторных заболеваний.

Под наблюдением находились 40 детей младшего школь­ ного возраста 6–11 лет, которые на основе данных анамне­ за, результатов клинического, инструментального, лабора­ торного обследования были отнесены к диспансерной груп­пе часто болеющих детей (с частотой ОРЗ более 8 раз в год). У обследованных пациентов были диагностированы на­ рушения со стороны иммунной системы: синдром лимфоа­ денопатии (47,5%), синдром хронической усталости (80,0%), длительный субфебрилитет (10,0%), синдром респиратор­ ных иммунодефицитных нарушений с проявлениями хрони­ ческого тонзиллита, отита, риносинусита (47,5%); аллерго­ патология с проявлениями IgE­зависимого атопического дерматита, аллергического ринита (12,5%). «Флувир» назна­ чался всем больным по 1 саше в день перед приемом пищи. Курс приема составил один месяц. Была проведена оценка клинических и лабораторных данных (уровень секреторного IgA (sIgA) в слюне, концентрация в сыворотке крови ИНФ­α, IgA и IgE, ИЛ­17; число активированных лимфоцитов с маркерами СD25+, СD4+СD25+, СD4+СD25–, CD3+/HLA–DR+, CD3+/HLA–DR–).

Проведенное исследование выявило значительное улуч­ шение общего состояния и регрессии клинических проявле­ний у 70% пациентов, показателей регуляторных иммуноло­ гических механизмов на 58,6%, усиление мукозального им­ мунитета у обследованных детей (увеличение sIgА в слюне и сывороточного IgA у 42,2% пациентов), снижение аллерго­ логической настороженности (стабилизация синтеза IgE у 44,4% пациентов или его снижение у 55,6%). Так же было показано, что «Флувир» повышает противовирусную актив­ ность иммунитета (повышение синтеза ИНФ­α у 40,0% детей и активацию CD3–/HLADR+­лимфоцитов с естественной кил­ лерной активностью у 47,5%). В ходе исследования выявле­ на прямая корреляционная зависимость между абсолютным количеством CD4+CD25+­лимфоцитов  и  уровнем  ИНФ­α (r = +0,49, р < 0,05) и между относительным количеством сегментоядерных нейтрофилов и уровнем sIgА (r = +0,40, р < 0,05) у больных после применения «Флувира», что дока­ зывает его иммуномодулирующие свойства [17].

Также в Италии в 2003–2007 гг. было проведено 3 ­ступен чатое  проспективное  рандомизированное  двойное  слепое плацебо­контролируемое исследование с несколькими синбиотическими препаратами, содержащими от 3 до 5 штам мов Lactobacillus plantarum, Lactobacillus rhamnosus и Bifidobacterium lactis, лактоферрин и пребиотики, такие как фруктоолигосахариды [18].

Таблица. Основные свойства пробиотических штаммов
Пробиотический штамм Основные свойства
Выделен от человека.
Устойчив к воздействию кислоты желудочного сока и желчи.
Обладает высокой способностью адгезии к эпителию слизистой оболочки кишечника.
Предупреждает рост патогенной микрофлоры в пищеварительной системе.
Lactobacillus rhamnosus Обладает антагонистической активностью в отношении Helicobacter pylori.
Продуцирует молочную кислоту.
Способен продуцировать вещества, обладающие бактерицидным действием.
Стимулирует продукцию антител и процессов фагоцитоза.
Обладает противоопухолевой активностью (стимуляция NK­клеток).
Способствует модуляции антиаллергических реакций (профилактика атопии)
 

 

 

Lactobacillus plantarum

Выделен из слюны человека. Устойчив к целому спектру антибактериальных средств, недетерминированных плазмидами. Сохраняет на достаточном уровне питательные вещества, витамины и антиокислители в средах макроорганизма. Способен продуцировать аминокислоту лизин.
Обладает антагонистической активностью в отношении Helicobacter pylori. Оказывает положительное влияние на функцию печени.
Обладает противовоспалительным эффектом, в частности в отношении воспаления слизистой оболочки кишечника.
Обладает антагонизмом по отношению к условно патогенным и патогенным микроорганизмам.
Вырабатывает высокоактивную перекись водорода, благодаря чему оказывают выраженное вирусоцидное действие.
Обладает антагонистическим действием на холерные вибрионы.
Lactobacillus acidophilus Обладает высокими бактерицидными свойствами в отношении возбудителя сибирской язвы.
Оказывает стимулирующее действие на систему мононуклеарных фагоцитов и Ig­продуцентов кишечника.
Способен частично ассимилировать холестерин, вводимый с пищей, и понижать его уровень в сыворотке крови.
Обладает противоопухолевой активностью.
Способствует неспецифической стимуляции иммуногенеза.
Влияние на содержание лизоцима в сыворотке крови.
Lactobacillus bulgaricus Обладает высокими бактерицидными свойствами в отношении возбудителя сибирской язвы.
Обладает противоопухолевой активностью (стимуляция NK­клеток).
Вступает в симбиотические отношения с Streptococcus thermophilus.
Ограничивает рост условно патогенных и патогенных микроорганизмов.
Продуцирует молочную кислоту, которая снижает уровень pH в пищеварительной системе и препятствует росту
патогенных бактерий.
Lactobacillus сasei Эффективен при диарее.
Оказывает противовоспалительный эффект в пищеварительном тракте.
Уменьшает проявления лактазной недостаточности, эффективен при запорах.
Обладает иммуномодулирующими свойствами.
Является компонентом естественной биопленки кишечника здоровых людей.
Обеспечивает колонизационную резистентность к большинству патогенных возбудителей.
Bifidobacterium lactis Секретирует вещества, обладающие антибактериальными свойствами.
Доказана эффективность в профилактике внутрибольничных инфекций.
Обладает противоопухолевой активностью (стимуляция NK­клеток).
Обладает антагонизмом по отношению к условно патогенным и патогенным микроорганизмам.
Bifidobacterium bifidum Обладает иммуномодулирующими свойствами.
Способствует модуляции антиаллергических реакций (профилактика атопии)
Оказывает антагонистическое действие при острых диареях.
Предотвращает диарею путешественника.
Streptococcus thermophilus Способствует модуляции аллергических реакций.
Может использоваться при непереносимости лактозы.
Вступает в симбиотические отношения с Lactobacillus bulgariсus.

Исследование проводилось на здоровых добровольцах в три этапа. Первый этап (237 здоровых добровольцев) вклю­ чал назначение исследуемого препарата, в состав которого входило 3 пробиотических штамма Lactobacillus рlantarum, Lactobacillus rhamnosus и Bifidobacterium lactis и фруктооли­ госахариды, в сравнении с плацебо; второй этап (234 здоро­ вых добровольцев) – добавление в исходный состав лакто­ феррина по сравнению с плацебо; третий этап (250 здоро­ вых добровольцев) – 2 новых синбиотических препарата, каждый из которых содержал по 5 пробиотиков и пребиоти­ ки (фруктоолигосахариды), также по сравнению с плацебо.

Исследование показало эффективность комбинации про­ биотических бактерий и пребиотика, входящих в состав синбиотической биологически активной добавки «Флувир» в профилактике острых респираторных инфекций. Было  по­ лучено статистически значимое снижение числа регистри­ руемых инфекций дыхательных путей у лиц, получавших синбиотик, уменьшение длительности и тяжести эпизодов острых респираторных инфекций, а также улучшение функ­ ций кишечника. Применение «Флувира» способствовало снижению числа случаев заболевания гриппом – в 5 раз, ОРВИ – в 1,5 раза, и на 40% позволило уменьшить общее число случаев регистрации простудных заболеваний. Прием «Флувира» также способствовал сокращению сроков лече­ния ОРВИ на 25%.

Таким образом, использование комплексных пробиотиче­ских средств, в частности «Флувира», является эффектив­ ным компонентом неспецифической профилактики острых респираторных инфекций и гриппа, уменьшая частоту и тя­ жесть респираторных заболеваний при регулярном исполь­ зовании в период сезонного подъема заболеваемости.

Литература

  1. Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях. rospotrebnadzor.ru.
  2. Санитарно-эпидемиологические правила СП 1.2.3117-13 «Профилактика гриппа и других острых респираторных вирусных инфекций».
  3. Калюжин ОВ. Острые респираторные вирусные инфекции: современные вызовы, противовирусный ответ, иммунопрофилактика, иммунотерапия. Медицинские информационные технологии. М.,
  4. Rhedin S, Lindstrand A, Rotzén-Östlund M, Tolfvenstam T, Ohrmalm L, Rinder MR, et Clinical utility of PCR for common viruses in acute respiratory illness. Pediatrics. 2014;133(3):e538-45.
  5. Jefferson TO, Demicheli V, Deeks J, Rivetti Neuraminidase inhibitors for preventing and treating influenza in healthy adults (Cochrane Review). In: The Cochrane Library, Issue 3, 2003. Oxford: Update Software.
  6. Hurt AC, Chotpitayasunondh T, Cox NJ, Daniels R, Fry AM, Gubareva LV, et WHO Consultation on Pandemic Influenza A (H1N1) 2009 Virus Resistance to Antivirals. Antiviral resistance during the 2009 influenza A H1N1 pandemic: public health, laboratory, and clinical perspectives. Lancet Infect Dis. 2012;12(3):240-8.
  7. Sjogren YM, Tomicic S, Lundberg A, Böttcher MF, Björkstén B, Sverremark-Ekström E, et al. Influence of early gut microbiota on the maturation of childhood mucosal and systemic immune responses. Clin Exp Allergy. 2009;39(12):1842-51.
  8. Munoz-Atienza E, Gomez-Sala B, Araujo C, Campanero C, del Campo R, Hernandez P, et Antimicrobial activity, antibiotic susceptibility and virulence factors of Lactic Acid Bacteria of aquatic origin intended for use as probiotics in aquaculture. BMC Microbiol. 2013;13(1):15.
  9. Шендеров БА. Медицинская микробная экология и функциональное питание. Социально-экологические и клинические последствия дисбаланса микроб- ной экологии человека и животных. М.: Грантъ,
  10. Беляев ИМ. Иммунная система слизистых. Иммунология. 1997;4:7-13.
  11. Хаитов РМ, Пинегин БВ. Иммунная система желудочно-кишечного тракта: особенности строения и функционирования в норме и при патологии. Иммунология. 1997;5:4-7.
  12. Gluck U, Gebbers Ingested probiotics reduce nasal colonization with pathogenic bacteria (Staphylococcus aureus, Streptococcus pneumoniae, and β-hemolytic streptococci). Am J Clin Nutr. 2003;77:517-20.
  13. De Vrese M, Winkler P, Rautenberg P, Harder T, Noah C, Laue C, et Effect of Lactobacillus gasseri PA 16/8, Bifidobacterium longum SP 07/3, B. bifidum MF 20/5 on common cold episodes: a double blind, randomized, controlled trial. Clin Nutr. 2005;24(4):479-80.
  14. Усенко ДВ, Мазуник Н, Горелов АВ. Пробиотики в комплексной терапии острых респираторных заболеваний у детей. Consilium Medicum. 2007;9(3):82-6.
  15. Reid G, Charbonneau D, Erb J, Kochanowski B, Beuerman D, Poehner R, et Oral use of Lactobacillus rhamnosus GR-1 and L. fermentum RC-14 significantly alters vaginal flora: randomized, placebo-controlled trial in 64 healthy women. FEMS Immunol Med Microbiol. 2003;35(2):131-4.
  16. Горелов АВ, Плоскирева АА, Литвинчук ОА, Усенко ДВ. Современные подхо- ды к комплексной оценке неспецифической иммунологической резистент- ности при  острых  респираторных  заболеваниях  у  детей.  Фарматека. 2011;1:66-70.
  17. Чопе‘як  ВнВ,  Потиьомкінеа  ГО,  Кріль  ІЙ,  Білянська  ЛМ,  Мазурак  МВ,  ЛіщукЯкимович  ХО.  Дослідження  регуляторних  імунних  механізмів  у  дітей,  що часто хворіють, та можливостей їх корекції. Современная педиатрия. Украина, 2013;7(55):87.
  18. Pregliasco F, Anselmi G, Fonte L, Giussani F, Schieppati S, Soletti L. A new chance of preventing winter diseases by the administration of synbiotic formulations. J Clin Gastroenterol. 2008;42 Suppl 3 Pt 2:S224-33.

References

  1. Svedeniya ob infektsionnykh i parazitarnykh Available at: www. rospotrebnadzor.ru. (In Russian).
  2. Sanitarno-epidemiologicheskiye pravila SP 1.2.3117-13 «Profilaktika grippa i drugikh ostrykh respiratornykh virusnykh infektsiy». (In Russian).
  3. Kalyuzhin Ostryye respiratornyye virusnyye infektsii: sovremennyye vyzovy, protivovirusnyy otvet, immunoprofilaktika, immunoterapiya. Meditsinskiye informatsionnyye tekhnologii. Moscow, 2014. (In Russian).
  4. Rhedin S, Lindstrand A, Rotzén-Östlund M, Tolfvenstam T, Ohrmalm L, Rinder MR, et Clinical utility of PCR for common viruses in acute respiratory illness. Pediatrics. 2014;133(3):e538-45.
  5. Jefferson TO, Demicheli V, Deeks J, Rivetti Neuraminidase inhibitors for preventing and treating influenza in healthy adults (Cochrane Review). In: The Cochrane Library, Issue 3, 2003. Oxford: Update Software.
  6. Hurt AC, Chotpitayasunondh T, Cox NJ, Daniels R, Fry AM, Gubareva LV, et al. WHO Consultation on Pandemic Influenza A (H1N1) 2009 Virus Resistance to Antivirals. Antiviral resistance during the 2009 influenza A H1N1 pandemic: public health, laboratory, and clinical perspectives. Lancet Infect Dis. 2012;12(3):240-8.
  7. Sjogren YM, Tomicic S, Lundberg A, Böttcher MF, Björkstén B, Sverremark- Ekström E,  et  a  Influence  of  early  gut  microbiota  on  the  maturation  of Пробиотики  в  комплексной  профилактике  респираторных  инфекций childhood  mucosal  and  systemic  immune  responses.  Clin  Exp  Allergy. 2009;39(12):1842-51.
  8. Munoz-Atienza E, Gomez-Sala B, Araujo C, Campanero C, del Campo R, Hernandez P, et Antimicrobial activity, antibiotic susceptibility and virulence factors of Lactic Acid Bacteria of aquatic origin intended for use as probiotics in aquaculture. BMC Microbiol. 2013;13(1):15.
  9. Shenderov Meditsinskaya mikrobnaya ekologiya i funktsionalnoye pitaniye. Sotsialno-ekologicheskiye i klinicheskiye posledstviya disbalansa mikrobnoy ekologii cheloveka i zhivotnykh. Moscow: Grant, 1998. (In Russian).
  10. Belyayev I  Immunnaya   sistema   slizistykh.   Immunologiya.   1997;4:7-13. (In Russian).
  11. Khaitov RM, Pinegin Immunnaya sistema zheludochno-kishechnogo trakta: osobennosti stroyeniya i funktsionirovaniya v norme i pri patologii. Immunologiya. 1997;5:4-7. (In Russian).
  12. Gluck U, Gebbers Ingested probiotics reduce nasal colonization with pathogenic bacteria (Staphylococcus aureus, Streptococcus pneumoniae, and β-hemolytic streptococci). Am J Clin Nutr. 2003;77:517-20.
  13. De Vrese M, Winkler P, Rautenberg P, Harder T, Noah C, Laue C, et Effect of Lactobacillus gasseri PA 16/8, Bifidobacterium longum SP 07/3, B. bifidum MF 20/5 on common cold episodes: a double blind, randomized, controlled trial. Clin Nutr. 2005;24(4):479-80.
  14. Usenko DV, Mazunik N, Gorelov AV. Probiotiki v kompleksnoy terapii ostrykh respiratornykh zabolevaniy u detey. Consilium Medicum. 2007;9(3):82-6. (In Russian).
  15. Reid G, Charbonneau D, Erb J, Kochanowski B, Beuerman D, Poehner R, et Oral use of Lactobacillus rhamnosus GR-1 and L. fermentum RC-14 significantly alters vaginal flora: randomized, placebo-controlled trial in 64 healthy women. FEMS Immunol Med Microbiol. 2003;35(2):131-4.
  16. Gorelov AV, Ploskireva AA, Litvinchuk OA, Usenko Modern approaches to comprehensive assessment of nonspecific immunological resistance in acute respiratory disease in children. Farmateka. 2011;1:66-70. (In Russian).
  17. Chopyak VV, Potemkina GA, Bilyanskaya  LN, Kril’ II,  Mzurak MV,  Lishchuk- Yakimovitch Examination of regulatory immune mechanisms in friqantlly ill children and their correctability. Sovremennaya pediatriya. Ukraine, 2013;7(55):87. (In Russian).
  18. Pregliasco F, Anselmi G, Fonte L, Giussani F, Schieppati S, Soletti A new chance of preventing winter diseases by the administration of synbiotic formulations. J Clin Gastroenterol. 2008;42 Suppl 3 Pt 2:S224-33.

Информация о соавторах:

Плоскирева Антонина Александровна, кандидат медицинских наук, доцент, старший научный сотрудник клинического отдела инфекционной патологии Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора
Адрес: 111123, Москва, ул. Новогиреевская, 3А Телефон: (495) 672­1158

Бондарева Анастасия Валерьевна, кандидат медицинских наук, научный сотрудник клинического отдела инфекционной патологии Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора
Адрес: 111123, Москва, ул. Новогиреевская, 3А Телефон: (495) 672­1158

Каннер Екатерина Валерьевна, кандидат медицинских наук,старший научный сотрудник клинического отдела инфекционной патологии Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора
Адрес: 111123, Москва, ул. Новогиреевская, 3А Телефон: (495) 672­1158

Для корреспонденции:

Горелов Александр Васильевич, доктор медицинских наук, профессор, руководитель клинического отдела инфекционной патологии Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора
Адрес: 111123, Москва, ул. Новогирееевская, 3А Телефон: (495) 672­1158